Hetalia - Теория насилия.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia - Теория насилия. » Эпоха мелких войн. » "Возьми сына твоего и принеси его во всесожжение..."


"Возьми сына твоего и принеси его во всесожжение..."

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время:  13 сентября 1759 г.
Место: Квебек и пригороды
Предыстория:
C 1756 года Англия и Франция пребывают в состоянии открытой войны. Франция, помимо того, занята войной не только в колониях, но и в Европе, заключив союз с Австрией и Россией.

Североамериканский театр военных действий.

Битва на равнине Авраама - решающее сражение за тогдашнюю столицу Канады, Квебек, была выиграна Англией. Затем, со взятием Монреаля англичанами, Франция потеряла Канаду и проиграла колониальную войну в Америке.

Участники: Англия, Франция

0

2

Который день Квебеке было неспокойно. Река вместо благословения становилась проклятием, поскольку Саундерс и не думал прекращать показательные рейды вверх и вниз по течению. Теперь, в два часа ночи, бравый адмирал решил еще и обстрелять город.
Франц сидел на столешнице красивого полированного кабинета и смотрел в одну точку. До того, как началась канонада, он упрашивал Монкальма не падать духом и ждать Бугенвиля, а теперь попросту засыпал: долгие ночные бдения взяли своё.
- При всей своей любви к издевательствам, - пробормотал он, - я признаю, что у Киркланда это получается лучше.
- Папа! - Разбуженный и испуганный стрельбой Матьё обхватил мужчину за руку и робко посмотрел на него. На пол  упало несколько исписанных листов бумаги, растрепанных сквозняком. Дверь оставалась открытой.
- Ne crains pas, petit, всё  будет хорошо, - уверил его Бонфуа, подхватывая мальчишку на руки.  В отличие от Альфреда, который вырос, возмужал и предпочитал свободу, Мэттью по-прежнему оставался рядом с Франциском, хотя и не был тому сыном в прямом смысле слова.
На самом деле, француз вовсе не был уверен в том, что все будет настолько радужно. Даже сейчас он с трудом вырвался в Новый Свет, чтобы повидаться с воспитанниками: Англия ревниво и тщательно блокировала морские пути, поэтому франко-канадцам приходилось рассчитывать только на свои силы. Несколько сотен регулярных войск все равно не сделали бы погоды. А теперь англичане намереваются взять столицу. Как? Чем? Какими силами?... Впрочем, запасы города подходили к концу, а моральный дух вкупе с укреплениями оставляли желать лучшего.
- Папа, ты спишь?
Франц вскинул голову и устало прикоснулся губами ко лбу мальчишки.
- Нет, mon petit. Задумался.
В полудреме он вспоминал события, которые и привели к такому положению вещей. Занятому европейскими делами Франциску было тяжело соперничать с предприимчивым англичанином еще и в Америке. Какое-то время Бонфуа все надеялся, что неугомонный сосед, наконец, насытится, обленится и  оставит в покое и детей, и его самого.
Но  все складывалось совсем наоборот.
Бонфуа очень хорошо запомнил горящую Акадию. На войне все средства хороши, но кто давал Киркланду право казнить или миловать мирных поселенцев?
Другие потери также были как ножом по сердцу - Форт-Дюкен, Луисбур, другие форты. Но выселение Акадии была, пожалуй, самым бессмысленным и жестоким поступком.
"Я не могу потерять еще и тебя, Матьё. Только не тебя".

+1

3

Англия как всегда. Натравил в Европе коалиции друг на друга, а сам состредоточился на колониях, и пока его драгоценный сосед воевал на континенте, британец без каких-либо зазрений совести абордажными крючьями накрепко вцепился в этот сладкий заморский пирог, называемой Канадой. И кто ему запретит, собственно говоря?  Сообразив наконец, что колонии уводят из-под носа, Бонфуа, видимо, собрав воедино всю свою петушиную храбрость, бросился на спасение Новой Франции. И кстати сказать, довольно успешно, ведь первый этап войны прошёл под знаменем Бурбонов. Немногочисленные победы британской армии откровенно угнетали Англию. Ну что такое, в самом деле, как великая Британская империя может проигрывать вот ЭТОМУ...лягушатнику. Но в какой-то момент ситуация в корне поменялась. Прервав все коммуникации между французскими колониями и метрополией, англичане подготовили благоприятную почву для, так сказать, контр-наступления. В 1756 году госсекретарем Великобритании стал Уильям Питт-старший. Его руководство в сочетании с недооценкой североамериканского театра войны со стороны Франции привели к перелому в ходе боевых действий. Французы были вытеснены из нескольких пограничных фортов, таких как форт Ниагара, прикрывавший речное сообщение между озёрами Эри и Онтарио, и в 1758 году потеряли важный морской порт Луисбург. Несмотря на впечатляющую победу французов под фортом Дюкен, последние были вынуждены оставить его в октябре 1758 года под натиском англичан. Планка английского самодовольства с каждым разом поднималась всё выше и выше.

Руководить штурмом последнего французского порта в Канаде – Квебека – было поручено повышенному до генерал-майора Джеймсу Вольфу. В его распоряжение был предоставлен довольно крупный отряд из 9 000 солдат и 200 кораблей с 18 000 моряками на борту. Осада Квебека длилась три месяца. В это время Вольф в целях психологического устрашения и деморализации противника написал документ, известный как «Манифест Вольфа». Несмотря на поражение в бою при Монморанси, генерал-майор решил выманить противника в открытое поле и высадился в долине Авраама к западу от Квебека (высадке предшествовала интенсивная бомбардировка города). Французы вынуждены были принять бой и были наголову разбиты в коротком сражении на равнине 13 сентября 1759 года. В этой битве Вольф был смертельно ранен и скончался в тот же день в возрасте тридцати двух лет. Его смерть стала сюжетом для множества баллад, картин, карт и прочих материалов, которые доказывают, насколько это событие поражало воображение британского общества в течение длительного времени после гибели генерала

Ну, а пока решающая битва ещё не началась, и англичане с дьявольским усердием, не жалея ядер и пороха, обстреливали Квебек. Кёркленд расположился на флагманском корабле и с видом победителя заранее мысленно уже делил вновь приобретённые территории. Пальцы отстукивали по столу военный марш. Несмотря на поздний час спать совершенно не хотелось, да и можно ли? Поднявшись со стула, Артур вышел из каюты, держа в руках кубок с вином. Стоя на капитанском мостике, он задумчиво смотрел на осаждённый город и мысленно материл Бонфуа, заодно наслаждаясь бравой канонадой славных британских пушек.
«Как жаль, что в последних стычках мне так и не удалось подправить ему его лощёную рожу, пха. Жду не дождусь рассвета, чтобы претворить свои чаяния в жизнь. Уж в этот раз Бонфуа не спасти свой трусливый зад. Осточертело уже оттягивать мою очевидную победу».

0

4

Спровадив Матьё (для этого пришлось пообещать ему, что тот будет участвовать в боевых действиях), Франц выглянул в окно. Его поприветствовали английские пушки с противоположного берега и непроглядная, влажная тьма, провонявшая порохом и кирпичной пылью.
И все же здесь, в Новом Свете, дышалось легче, чем на родине. После смерти Флёри в Париже стало как-то... душновато. Возможно, из-за обилия парфюмов, юбок, драгоценностей и непрерывных празднеств. Плюс необходимость общаться с Австрией, который при всей своей утонченности и изысканности был знатным морализатором и занудой. Кроме того, немцы постоянно дрались друг с другом, и Франциск разрывался в своих симпатиях и попытках всех привести к порядку и при этом сохранять свой статус старшего брата.
Кардинал, конечно, тоже был не подарком, но он, по крайней мере, умел держать короля и страну в рамках приличия...
Впрочем, долго рассуждать на тему падения нравов не довелось:  пришло известие, что неприятель  - нет, вы послушайте, - совершил высадку!
- С востока? - Уточнил Бонфуа, которого порядком достало непрерывное рытье укреплений вдоль реки, именно в восточном направлении.
- С запада, монсеньор.
- С запада где? - Переспросил Франц, понимая, что происходит что-то из ряда вон, - там же козьи кручи. Дождались, - добавил он с некоторой досадой.
Адьютант исчез, будто его ветром сдуло, а Бонфуа нырнул в миску с холодной водой. С Запада Квебек был защищен не ахти как, и если бы англичане успели там окопаться, это сулило большие неприятности вплоть до сдачи города. А еще нужно было перебросить войска через реку.
Франц накинул куртку, перетянул порядком отросший хвост синей лентой и взял со стойки огнестрел.
- Ну вот мы и остались с тобой одни, благослови нас Бог, - он ухмыльнулся и поцеловал тюльский мушкет в полированный бок. Затем вышел вон, надеясь, что основная часть армии поспеет вовремя. Бонфуа был полон мрачной решимости заехать по челюсти Артуру, который в очередной раз распоясался и протянул свои загребущие руки к Канаде.

0


Вы здесь » Hetalia - Теория насилия. » Эпоха мелких войн. » "Возьми сына твоего и принеси его во всесожжение..."